Бенедикт спиноза философия под знаком вечности

Спиноза, Бенедикт :: Ежевика – еврейская академическая вики-энциклопедия

Бенедикт Спиноза Под вечностью я понимаю самое существование, поскольку оно представляется .. в названии; подобно тому, например, как сходны между собой Пес — небесный знак и пес — дающее животное. I « Основ философии Декарта» я доказал вечность Бога еще другим способом и не. Спиноза принял имя Бенедикт (латинский эквивалент имени Барух, Спиноза был знаком с трудами таких философов как Авраам ибн Эзра и . Субстанция бесконечна в пространстве и вечна во времени. Краткое изложение философии Спинозы: его учение о субстанции, её атрибутах и философов Нового времени Бенедикт (по-еврейски Барух) Спиноза . любви духовно сливает себя с вечной сущностью Бога, природы, мира.

Поэтому в Боге свобода и необходимость совпадают. Это противоречие человек может видеть только на уровне действующего, реального мира, но поскольку реально существует лишь субстанция, то основная задача Спинозы состоит в том, чтобы доказать, что и в материальном мире свобода так же не противоречит необходимости, а свопадает с.

Отсюда другая задача — доказать существование человеческой свободы. Из всех предыдущих размышлений Спинозы вытекает, что модус в силу своей конечности не может быть свободным, ибо модус всегда появляется согласно абсолютной необходимости, вытекает из субстанции.

Но существует модус не с абсолютной необходимостью, ибо абсолютно необходимым существом является только Бог. Если бы модус существовал с абсолютной необходимостью, он существовал бы всегда, был бы вечным и имел бы те атрибуты, которые присущи лишь субстанции.

То есть модус существует необходимо, так как он включен в причинно-следственную связь мировых событий, но не существует с необходимостью, так как так существует лишь Бог. Прежде чем рассмотреть понятие о человеческой свободе или о ее необходимости, Спиноза рассматривает человеческие аффекты страсти.

Во-первых, он утверждает, что у человека нет свободы воли. Чтобы доказать, что человек есть существо свободное, Спиноза доказывает, что человек есть существо, не имеющее свободы воли. Казалось бы, парадоксальный подход, поскольку практически все философы предлагали противоположный подход: Просто воля есть мышление при помощи неявных, неотчетливых идей воля есть неотчетливая идея. Спиноза пишет, что младенец убежден, что он свободно просит у матери молоко; трус убежден, что он свободно бежит с поля боя; пьяница убежден, что он свободно каждый раз прикладывается к бутылке.

Но любой здравомыслящий человек понимает, что у них нет никакой свободы, просто эти люди не понимают того, что делают в силу падшести или младенческого возраста. То есть у младенца, пьяницы и труса идея своего собственного существования является неявной, неотчетливой. Как только человек начинает иметь отчетливую идею, он понимает, что поступок обусловлен какими-то другими явными причинами.

И чем более отчетливой является идея, тем более человек понимает, что в нем нет никакой свободы воли, что его так называемая свобода воли есть просто незнание всех причинно-следственных связей. Такое же представление было, скажем, у Демокрита, который говорил, что случайной вещь может казаться только по нашему неведению.

Спиноза, Бенедикт — Википедия

Спиноза соглашается с таким представлением и также говорит, что случайным событие может казаться только тогда, когда человек не знает истинной его причины, но переносит этот подход и на внутренний мир человека, понимая под случайностью то, что называют свободой воли. Любой человек всегда стремится поддерживать свое существование. Это стремление определяет его эмоциональную жизнь и выражается в аффектах.

Спиноза насчитывает 4 вида аффектов: Все остальные аффекты есть частные случаи этих четырех аффектов. Аффекты пассивны, они существуют в нас независимо от нас и потому называются страстями. Но человек может превратить страсти в действительно свободные активные аффекты. Когда человек не осознает, что он действует в рамках зависимости от аффектов, он остается существом, рабски зависимым от этих аффектов. Поэтому человек, не осознавая истинной причины своих аффектов, бессилен перед своими страстями и всегда находтся в рабстве у.

Но если человек начинает осознавать свои аффекты, понимать истинные причины их, тогда он становится свободным так же, как свободен Бог. И здесь нет противоречия, потому что в Боге необходимость совпадает со свободой. Человек может действовать свободно, то есть непринужденно ведь свобода противопоставляется не необходимости, а принуждению.

Человек может свободно выбирать, свободно действовать в рамках познанной необходимой цепи явлений. И как только человек начинает действовать свободно, понимая, что он часть природы и включен в необходимую связь явлений, тогда он и становится действительно свободным. А свободным он становится тогда, когда он не просто понимает, но и познает необходимую связь явлений.

Поэтому, ощущая себя свободным, человек становится и счастливым. Он живет нравственной добродетельной жизнь, понимая, что счастье не достигается посредством добродетельной жизни, но есть сама добродетель.

Счастье не есть результат чего-то, сделанного человеком, — счастье есть состояние свободы, состояние добродетельной жизни. Добродетель, как утверждает Спиноза в одной из своих теорем, не ведет к счастью, а есть само счастье. Таким образом, философия Спинозы сходна со школой стоиков.

Стоики говорили, что глупца судьба тащит, а мудрого ведет, и что свободным является тот человек, который познал законы судьбы. Так и Спиноза утверждает, что свободным является человек, познавший необходимую природу вселенной.

Бенедикт Спиноза (Baruch Spinoza)

Несколько слов о теории познания Спинозы. Спиноза не отрицает достоверность чувственного познания — наоборот, он доказывает посредством своих теорем, что поскольку ряд вещей совпадает с рядом идей, а душа есть идея тела, то чувства дают нам также истинное познание.

Однако истинность идей, которая постигается посредством чувственных органов, не абсолютна, это всего лишь первый этап познания. Чувственный опыт бывает трех видов: Ни тот, ни другой, ни третий вид чувственного знания не даст нам абсолютной истины, но приводят к созданию образов и абстракций, то есть универсалий, которыми являются все категории человеческого познания, в том числе и философские категории.

При помощи этих категорий человек действует на втором уровне познания — на уровне рассудочном. Рассудок избавлен от посредника, которым является тело, и дает адекватное познание модусов природы, но познает их лишь как части природы; не будучи способным постигнуть природу как целое. Знание о модусах является адекватным, поскольку рассудок пользуется истинным методом — определениями, доказательствами и. Наиболее адекватное познание — интеллектуальная интуиция.

При помощи интеллектуальной интуиции человек познает всю природу и таким образом познает Бога, и двигают его к этому познанию уже не определения, не дискурсивный метод, а совсем другая способность — любовь, природный эрос, который существует в человеке в качестве отдельной познавательной способности.

Это не обычная человеческая любовь, а некоторый вид интеллектуальной любви к Богу. Поскольку интеллектуальной интуицией человек познает только Бога, то это познание есть любовь к Богу, которую Спиноза именует интеллектуальной любовью к Богу. И только это знание является самым истинным, самым адекватным знанием, поскольку оно есть знание о субстанции, то есть о том, что необходимо существует.

В теории познании Спинозы мы видим, насколько тесно связан он с религиозно-философской традицией. Даже его высшая способность познания есть не что иное, как разум Николая Кузанского, разум Плотина или мистический экстаз средневековых философов. И здесь Спиноза также является философом скорее религиозным, чем материалистически направленным. В нем Спиноза подверг жесткой критике текст Св. Писания, прежде всего Торы. Основываясь на анализе языка а древнееврейский язык он знал блестяще и на логике, Спиноза пытался показать, что в Св.

Писании есть много событий, которые надо толковать не так, как их толкуют католические и иудейские богословы. Он показал, что Пятикнижие Моисеево написано не Моисеем, то есть не тем человеком, который жил в Египте и о котором повествуют книга Исход и другие книги.

Анализ языка и тех реалий, о которых повествуется в Торе, говорит о том, что написал эти книги человек, живший гораздо позже. Спиноза протестовал против аллегорического толкования Св. Писания, полагая, что там содержится только религиозная истина. Он был одним из последовательных сторонников теории двух истин и говорил, что то, что доступно разуму, можно постичь только разумом, и никакая вера для этого не нужна.

Вера нужна для воспитания нравственного человека; для этой цели и существует Св. Его родители были португальские евреибежавшие в Нидерланды от преследований инквизиции.

Первоначальное образование Спиноза получил под руководством раввина Мортейры. Уже на м году от роду он усвоил себе всю премудрость талмуда и каббалытак что поражал знаниями всех своих учителей.

Но его пытливый ум не мог оставаться в тесных рамках ортодоксального учения раввинов, и после некоторой борьбы с отцом Спиноза, стал брать уроки латинского языка у свободомыслящего врача и философа фан-ден-Энде. Благодаря дружбе с Генрихом Ольденбургом, Спиноза познакомился с философией Декарта и сделался её страстным последователем. Спиноза, на которого его единоверцы-иудеи смотрели, как на отщепенца синагоги, был обвинен в отрицании бессмертия души. На торжественном допросе Спиноза откровенно изложил свои шедшие вразрез со многими положениями раввинизма философские взгляды и после неудавшейся попытки заставить его отречься от своей ереси был проклят и отлучен от еврейской общины.

Несколько ранее было совершено даже покушение на его жизнь. Спиноза не мог оставаться в Амстердаме и переселился в Рейнсбург, а потом в Гаагу, где и прожил остаток жизнь, зарабатывая себе скудные средства шлифовкой оптических стекол. Под Богом я разумею существо абсолютно бесконечное ens absolute infinitum. Я говорю абсолютно бесконечное, а не бесконечное в своем роде. Ибо относительно того, что бесконечно только в своем роде, мы можем отрицать бесконечно многие атрибуты; к сущности же того, что абсолютно бесконечно, относится все, что только выражает сущность и не заключает в себе никакого отрицания.

Свободной называется такая вещь, которая существует по одной только необходимости своей собственной природы и определяется к действию только сама. Необходимой же или, лучше сказать, принужденной называется такая, которая чем-либо иным определяется к существованию и действию по известному и определенному образу. Под вечностью я понимаю самое существование, поскольку оно представляется необходимо вытекающим из простого определения вечной вещи.

В самом деле, такое существование, так же как и сущность вещи, представляется вечной истиной и вследствие этого не может быть объясняемо как продолжение длительность или время, хотя и длительность может быть представляема не имеющей ни начала, ни конца. Все, что существует, существует или само в себе, или в чем-либо другом. Что не может быть представляемо через другое, должно быть представляемо само через. Из данной определенной причины необходимо вытекает действие, и наоборот — если нет никакой определенной причины, невозможно, чтобы последовало действие.

Знание действия зависит от знания причины и заключает в себе последнее. Вещи, не имеющие между собой ничего общего, не могут быть и познаваемы одна через другую; иными словами — представление одной не заключает в себе представления.

Истинная идея должна быть согласна со своим объектом ideatum. Сущность всего того, что может быть представляемо несуществующим, не заключает в себе существования. Теорема 1 Субстанция по природе первое своих состояний. Это ясно из определений 3 и 5. Теорема 2 Две субстанции, имеющие различные атрибуты, не имеют между собой ничего общего. Это также ясно из опр. Теорема 3 Вещи, не имеющие между собой ничего общего, не могут быть причиной одна.

Если они не имеют между собой ничего общего, то они не могут быть и познаваемы одна через другую по акс. Теорема 4 Две или более различные вещи различаются между собой или различием атрибутов субстанций или различием их модусов состояний. Все, что существует, существует или само в себе или в чем-либо другом по акс. Следовательно, вне ума нет ничего, чем могли бы различаться между собой несколько вещей, кроме субстанций, или — что то же по опр.

Теорема 5 Б природе вещей не может быть двух или более субстанций одной и той же природы, иными словами, с одним и тем же атрибутом. Если бы существовало несколько различных субстанций, то они должны были бы различаться между собой или различием своих атрибутов, или различием своих модусов по предыдущей теореме. Если предположить различие атрибутов, то тем самым будет допущено, что с одним и тем же атрибутом существует только одна субстанция. Если же это будет различие состояний модусовто, оставив эти модусы в стороне, так как по.

Теорема 6 Одна субстанция не может производиться другой субстанцией. В природе вещей не может существовать двух субстанций с одним и тем же атрибутом по. Отсюда следует, что субстанция чем-либо иным производиться не.

В самом деле, в природе вещей не существует ничего кроме субстанций и их модусов как это ясно из акс. Следовательно, субстанция безусловно ничем иным производиться не может; что и требовалось доказать. Еще легче доказывается это из невозможности противного. Ибо если бы субстанция могла производиться чем-либо иным, то ее познание должно было бы зависеть от познания ее причины по акс.

Теорема 7 Природе субстанции присуще существование. Субстанция чем-либо иным производиться не может по кор. Значит, она будет причиной самой себя. Теорема 8 Всякая субстанция необходимо бесконечна.

В. П. Лега. Философия нового времени. Бенедикт Спиноза

Субстанция, обладающая известным атрибутом, существует только одна по. Итак, ее природе будет свойственно существовать или как конечной, или как бесконечной. Но конечной она быть не может, так как в таком случае по опр. Следовательно, субстанция существует как бесконечная; что и требовалось доказать. Так как конечное бытие в действительности есть в известной мере отрицание, а бесконечное — абсолютное утверждение существования какой-либо природы, то прямо из.

Я не сомневаюсь, что всем, которые имеют о вещах спутанные суждения и не привыкли познавать вещи в их первых причинах, будет трудно понять доказательство.

Отсюда выходит что, видя начало у естественных вещей, они ложно приписывают его и субстанциям.

  • Бенедикт Спиноза - биография, информация, личная жизнь

Ибо тот, кто не знает истинных причин вещей, все смешивает и без всякого сопротивления со стороны своего ума воображает, что деревья могут говорить так же, как люди, что люди могут образовываться из камней точно так же, как они образуются из семени, и что всякая форма может изменяться в какую угодно другую. Точно так же и тот, кто смешивает Божественную природу с человеческой, легко приписывает Богу человеческие аффекты, особенно пока ему неизвестно, каким образом эти аффекты возникают в душе.

Напротив, если бы люди обращали внимание на природу субстанции, то у них не осталось бы никакого сомнения в истинности.

Ведь тогда под субстанцией понимали бы то, что существует само в себе и представляется само через себя.

Спиноза, Бенедикт

Поэтому мы можем иметь верные идеи и о несуществующих модификациях, ибо хотя вне ума они в действительности и не существуют, однако их сущность таким образом заключается в чем-либо другом, что они могут быть представляемы через это другое.

Истина же субстанций вне ума заключается только в них самих, потому что они представляются сами через. Таким образом, если кто скажет, что он имеет ясную и отчетливую. Точно так же, если кто утверждает, что субстанция сотворена, то вместе с этим он утверждает, что ложная идея сделалась истинной, а бессмысленнее этого, конечно, ничего нельзя себе и представить. Итак, должно признать, что существование субстанции, так же как и ее сущность, есть вечная истина.

Отсюда мы можем иным путем прийти к тому заключению, что субстанция одной и той же природы существует только одна, и я счел не лишним показать здесь. Чтобы сделать это в порядке, должно заметить 1 ,что правильное определение какой-либо вещи не заключает в себе и не выражает ничего, кроме природы определяемой вещи.

Отсюда следует 2что никакое определение не заключает в себе и не выражает какого-либо определенного числа отдельных вещей, так как оно выражает единственно только природу определяемой вещи.

Так, например, определение треугольника выражает только природу треугольника а не какое-либо определенное число треугольников. Из этих положений следует, что если в природе существует какое-либо определенное число отдельных вещей, то необходимо должна быть причина, почему существует именно это число их, а не больше и не меньше. Если, например, в природе существует 20 человек для большей ясности я полагаю, что они существуют в одно время и что ранее никаких других людей в природе не существовалото для того, чтобы дать основание, почему существуют 20 человек, недостаточно будет указать на причину человеческой природы вообще, но сверх этого необходимо будет указать причину, почему существуют именно 20, а не более, не менее, так как по замеч.

Но эта причина не может заключаться в самой человеческой природе по замеч. Отсюда вообще должно заключить, что все, чьей природы может существовать несколько отдельных единиц, необходимо должно иметь внешнюю причину для их существования.

Так как затем природе субстанции как показано в этой сх. Следовательно, из него необходимо вытекает, что субстанция одной и той же природы существует только одна; что и требовалось доказать.

Теорема 9 Чем более какая-либо вещь имеет реальности или бытия esseтем более присуще ей атрибутов. Это ясно из опр. Теорема 10 Всякий атрибут одной субстанции должен быть представляем сам через.

Атрибут есть то, что разум представляет в субстанции как составляющее ее сущность по опр. Отсюда ясно, что, хотя два атрибута представляются реально различными. Природа субстанции такова, что каждый из ее атрибутов представляется сам через себя, так как все атрибуты, которые она имеет, всегда существовали в ней вместе, и ни один из них не мог быть произведен другим, но каждый выражает реальность или бытие субстанции.

Следовательно, далеко не будет нелепым приписывать одной субстанции несколько атрибутов. Напротив — в природе нет ничего более ясного, как то, что всякое существо должно быть представляемо под каким-либо атрибутом, и чем более оно имеет реальности или бытия, тем более оно должно иметь и атрибутов, выражающих и необходимость, или вечность, и бесконечность. Следовательно, нет ничего яснее того, что существо абсолютно бесконечное необходимо должно быть определяемо как мы показали это в опр.

Если же спросят, по какому признаку можем мы узнать различие субстанций, то пусть прочитают следующие теоремы, показывающие, что в природе вещей существует только одна субстанция и что она абсолютно бесконечна, а потому и искать такого признака было бы тщетно. Теорема 11 Бог, или субстанция, состоящая из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность, необходимо существует.

Если кто с этим не согласен, пусть представит, если это возможно, что Бога. Но это по. Следовательно, Бог необходимо существует; что и требовалось доказать. Для всякой вещи должна быть причина или основание causa seu ratio как ее существования, так и несуществования. Если, например, существует треугольник, то должно быть основание или причина, почему он существует; если же он не существует, то также должно быть основание или причина, препятствующая его существованию или уничтожающая.

Это основание или причина должна заключаться или в природе данной вещи или вне. Так, например, собственная природа круга показывает, почему нет четвероугольного круга; именно потому, что он заключает в себе противоречие. Напротив, существование субстанции вытекает прямо из ее природы, которая, следовательно, заключает в себе существование см.

Из этого порядка должно вытекать, что этот треугольник или необходимо уже существует, или что его существование в настоящее время невозможно.

Это понятно само. Отсюда следует, что необходимо существует то, для чего нет никакого основания или причины, которая препятствовала бы его существованию. Следовательно, если не может быть никакого основания или причины, препятствующей существованию Бога или уничтожающей его существование, то из этого следует заключить, что он необходимо существует. Но если бы такое основание или причина существовала, то она должна была бы заключаться или в самой природе Бога, или вне ее.

Субстанция же иной природы не могла бы иметь с Богом ничего общего по .